?

Log in

No account? Create an account

П+О+Л+Н+Ы+Й П+И+З+Д+Е+Ц ! ! !

Где я? Кто я?


Март, 23, 2009

русская прогитлеровская газета @ 14:18


Оцифровал статью о газете "Парижский Вестник" - в ней печатались писатели Иван Шмелев и Илья Сургучев, поэты Валентин Горянский, Георгий Евангулов и Николай Туроверов, философ Георгий Мейер, художник Александр Бенуа, балетмейстер Сергей Лифарь. В общем, что ни имя, то легенда и гордость русской культуры. При этом газета издавалась ... нацистами. И была их официальным органом.
Статья 60-летней давности. Автор - Григорий Аронсон.

«ПАРИЖСКИЙ ВЕСТНИК»

ПРОГИТЛЕРОВСКИЙ ОРГАН НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

(Опыт характеристики)

 

1.

 

Изучение печати на русском языке, издававшейся в годы второй мировой войны на обширных территориях, оккупированных нацистской Германией, представляется задачей весьма большого значения. Перелистывая газету «Парижский Вестник», пишущий эти строки наткнулся на целый ряд наименований газет и журналов, выходивших в эти года по-русски, как на территории России, так и в различных пунктах Европы. Достаточно назвать, помимо берлинского «Нового Слова», следующие издания: «Голос Крыма», «Заря», «На переломе» (Смоленск), «Современник» (Крым), «Доброволец» (орган «Войск Освободительного движения»), «Речь» (Бобруйск), «Казачьи Ведомости», «Информационный Листок» (Италия), «Боец РОА», «Борьба» (Брюссель), «Новое Время», – чтобы было ясно, насколько существенно для познания этой драматической эпохи коллекционирование – пока не поздно – и изучение всей этой газетной и журнальной литературы.

 

Среди прогитлеровских изданий на русском языке «Парижский Вестник» заслуживает особого внимания прежде всего потому, что Париж_и Франция вообще были в то время, в численном отношении, одним из наиболее крупных центров русской политической эмиграции. Помимо того, Париж, даже оккупированный немцами, в какой-то мере продолжал оставаться одним из самых невралгических центров европейской цивилизации. Поэтому, сколь ни убого было существование русской газеты в Париже в эти годы, – в ней неизбежно было меньше провинциализма, нежели в других аналогичных органах этой эпохи.

 

Конечно, «Парижский Вестник» был создан немецкой нацистской властью, преследовавшей свои цели. Его руководители были «оком Гитлера» над русской эмиграцией. Более того, это «русское око» находилось в свою очередь под систематическим надзором немецкого военного и партийного начальства: русскими «гауляйтерами» командовали и руководили «гауляйтеры» нацистские. И тем не менее порою кое-какие голоса живой жизни пробивали это двойное заграждение, – особенно в тот период, когда победоносное шествие гитлеровских орд начало встречать сопротивление.

 

2.

 

21 апреля 1942 года приказом Militaerbefehlshaber in Frankreich было создано во Франции Управление делами русской эмиграции (Direction des Affaires des Emigres Russes en France). Начальником Управления («гауляйтером» или «фюрером») был назначен Ю. С. Жеребков, его заместителем – П. Н. Богданович. При Управлении были образованы три отдела: секретариат – П. А. Рогович, 2-й отдел – С. Н. Краснов"; 3-й отдел (регистрация эмигрантов) – А. М. Греков. Затем был образован отдел спорта – во главе В. В. Кедров, и был назначен юрисконсультом Управления Д. В. Печорин. Кроме того, при начальнике Управления было организовано совещание, председателем которого был назначен ген. Н. Н. Головин. Вся эта справка имеет непосредственное отношение к нашей теме, ибо, – как было сообщено в первом номере «Парижского Вестника «в качестве отдела в Управление включается редакция газеты «Парижский Вестник», издаваемой Управлением».

 

Эта газета выходила с 14-го июня 1942 года по 12-е августа 1944 года еженедельно. Всего вышло 112 номеров. Первые 22 номера, до 8 ноября 1942 года, выходили за подписью «ответственного редактора» П. Н. Богдановича (он же – «заместитель начальника»). С 23-го номера по 61-й – до 21 августа 1943 года – наряду с «ответственным редактором» подписывал газету в качестве редактора О. В. Пузино. С номера 64-го (4-9-43) заболевшего Пузино сменил Н. В. Пятницкий, который оставался редактором «Парижского Вестника» до конца. Подпись ответственного редактора П. Н. Богдановича с № 78 (11.12.43) совершенно исчезает. Но кроме имен редакторов существенно, конечно, дать представление о лицах, сотрудничавших в газете. Это нелегко сделать прежде всего потому, что составленный мною список всех лиц, как постоянно, так и случайно писавших в газете, немал: я насчитал их 131. Поэтому будет правильно выделить из этого списка три группы: 1) группу постоянных сотрудников газеты, 2) писателей или людей с именем, эпизодически появлявшихся в газете и 3) группу новых людей, – преимущественно из среды власовцев (РОА – Русской Освободительной Армии), появившихся в газете главным образом в течение последнего года ее существования.

 

В числе постоянных сотрудников газеты были следующие лица: П. Н. Краснов, О. Пузино, Ю. Жеребков, Бор. Ивинский, Н. В. Пятницкий, Вл. Абданк-Коссовский, ген. Н. Н. Головин, И. Сургучев, полк. Феличкин, Ив. Шмелев, А. Ренников, Л. Мансырев, полк. П. В. Карташев. Из них Шмелев напечатал ряд рассказов в газете; Сургучев писал фельетоны; Жеребков помещал директивные статьи в качестве «фюрера»; ген. Головин вел преимущественно военные обзоры; Пятницкий писал обширные исследования, посвященные отдельным проблемам жизни и управления в СССР; Абданк-Коссовский обнаружил большую плодовитость в разработке разнообразных сюжетов, то и дело опускаясь до вульгарного жидоедства; Л. Мансырев напечатал ряд очерков о строителях Новой Европы, – Геринге, Геббельсе, Муссолини и др.; полк. Феличкин, быв. полицмейстер царского времени, специализировался главным образом на жидомасонах. К этой основной плеяде постоянных сотрудников надо прибавить репортеров В. Унковского и В. Кононенко, юрисконсульта Управления Печорина, опубликовавшего ряд статей о правовом положении эмиграции и национал-социализме, поэта-сатирика Вл. (так в тексте, в действительности имя Горянского – Валентин) Горянского, литературного критика Георгия Мейера, рецензентов Ник. Курова и Юса (псевдоним Юс разоблачен недавно Ю. Поплавским, опубликовавшим за полной подписью в одной русской газете в США свою статью, ранее напечатанную им в «Парижском Вестнике» за псевдонимом Юс...).

 

Ко второй группе только эпизодически и случайно опубликовавших свои статьи, заметки или письма, принадлежат следующие лица: Сергей Лифарь, Александр Бенуа (статьи о Фокине), А. Плещеев, Б, Кадомцев, проф. П. Мигулин, Н. Н. Евреинов, Георгий Евангулов и др. К третьей группе относятся лица, обычно прикрывавшиеся псевдонимами, до того ни в литературе, ни в общественной жизни неизвестные. Эти люди, пришедшие с .того берега: либо из оккупированных мест Советской России, либо находившиеся в армии. В этой группе сотрудников следует отметить авторов воспоминаний о советском быте или публицистов, пытавшихся наметить новую тактику в борьбе с большевизмом, как, например, Влад. Иванов, Т. А. Марин, В. Арбенин, Вас. Осокин, Б. Л.Боярский (именующий себя бывшим адъютантом Тухачевского), Дим. Березов, В. Блюменталь-Тамарин, М. Илларионов, Н. Анин (написавший о трагической судьбе сына Н. С. Гумилева), П. Николаев и др. В этой группе, так же, как и в первой, немало специалистов-антисемитов. Среди них особенно выделялся «профессор Ростовского университета» А. В. Гротов, активный участник власовского движения и автор ряда статей, напоминающих погромные листки царского времени.

 

3.

 

Большой соблазн представляет задача осветить по «Парижскому Вестнику» некоторые проявления тогдашней жизни русской эмиграции. Приходится поневоле ограничиться вылавливанием отдельных крупиц. Так, существенно подчеркнуть, что Управление по делам русских эмигрантов имело множество других функций, помимо издания газеты. Одной из таких функций была регистрация русских эмигрантов. Началась она в июне 1942 года, срок окончания ее был назначен на 1-ое сентября, а потом перенесен на 1-ое декабря 1942 года. Жеребков грозил, что все, кто не получит удостоверений от него, будут «приравнены к гражданам СССР и будут подлежать административным мерам, применяемым к последним». Одновременно Управление объявило и добровольную запись лиц, готовых ехать в «освобожденные районы России». 7 и 17 мая первые группы русских офицеров покинули Париж. По-видимому, этот отъезд не сопровождался энтузиазмом русской колонии. Во всяком случае Жеребков грозил всякими бичами и скорпионами тем, кто «осмеливается отговаривать кого либо ехать бороться с большевиками или возмущается отъездом русских офицеров»... Для вящей убедительности он добавлял, что «всякое распространение ложных слухов и критика деятельности Управления будет караться»... Из дальнейших сообщений «Парижского Вестника» мы узнаем, что «уехало в Германию из Парижа много русских шоферов». Русские офицеры, вступившие под начальство гитлеровских военных или гестаповских образований, с радостью писали «Парижскому Вестнику»: «У нас особая форма, погоны, черный круг с белым крестом, два чина – капитана и лейтенанта... Получили револьверы и очень горды». Стоит отметить что оккупационными властями были назначены в Литве начальником Управления – А. В. Ставровский, в Латвии «главным представителем русского населения» – Г. А. Алексеев, в Эстонии «поверенным по делам русского населения» – К. Аренбургер. В Белоруссии же, где 21 декабря 1943 года был образован Центральный Совет, председателем Совета был назначен проф. Р. Островский.

 

Номер первый (14.6.1942) вводит нас естественно в суть того направления, которое собирался выражать «Парижский Вестник». Сам Жеребков, поставленный «фюрером» русской эмиграции, от имени Управления печатает всякие официальные оповещения, сопровождаемые угрозами. Конечно, имеется статейка о Гитлере с портретом. На первом плане напечатано торжественное письмо П. Н. Краснова по поводу того, что «русские офицеры допущены к действенной борьбе с большевизмом». Заявляя себя сторонником национал-социализма, казачий генерал призывает бороться вместе с немцами. «Это могло бы быть иначе, если бы прозрел и восстал против поработителей-жидов русский народ». И дальше: «Предоставим прихвостням англо-американского капитала болтать глупый вздор о помощи жидовских демократий». Вот, собственно, и все исповедание веры ген. Краснова, вызвавшее против него выступление ген. Деникина. Позднее (в № 82, 15.1.44) в некрологе ген. Головина сообщалось, что в конфликте Деникин-Краснов ген. Головин стал на сторону Краснова, «критикуя слепое и бессмысленное антантофильство ген. Деникина». Что еще было характерного в первом номере газеты? О. Пузино возвещает: «В освобожденных германскими войсками областях зазвонили колокола». Началось «освобождение от иудо-большевистской власти». Д. Михайлов в восторге от того, что с 7-го июня 1942 года во Франции введен отличительный знак для евреев, и пользуется случаем поделиться с читателем таким глубокомысленным замечанием: «если бы (у нас в России) все евреи носили отличительный знак, то всей революции не было бы вовсе». Вот тот идейный и политический багаж, с которым выступил на свет Божий «Парижский Вестник». Не знаю, серьезно ли или со скрытой иронией писал И. Сургучев, публикуя в № 4 свой «Дневник»: «Историческая дата: вышел первый номер «Парижского Вестника».

 

4.

 

Центральная политическая идея «Парижского Вестника» – это конечно, ориентация на нацистскую Германию. Старый германофил фашист П. Н. Краснов в первом номере газеты формулировал эту идею, и ей газета остается верной до конца. В обозе Гитлера эти господа рассчитывают дорваться до власти в России. Пятницкий в № 2 «Парижского Вестника» восклицает: «Разве не счастье, что Германия оказалась» и нацистской, и вооруженной до зубов? Гитлер «приносит в жертву лучших сынов Германии для спасения русского народа» – с умилением пишет Жеребков (№ 6). И тот же Жеребков на встрече представителей ген. Власова 24 июля 1943 года (№ 59) приветствуя гостей, восклицает: «Не будь Германии, не будь ее вождя... русский народ не имел бы надежды на избавление от Сталина и его шайки». Передовая «Парижского Вестника» от 9-го октября 1943 года (№ 69) совершенно точно формулирует политическое кредо газеты: «Мы с национал-социализмом, с фашизмом, с Германией и ее союзниками во имя новой, свободной от большевизма, национальной России, против коммунизма, еврейства, масонства, плутократии, против лживого демо-либерализма и против англо-американских прихвостней жидовского фининтерна». Та же мысль варьируется и позже в передовой № 95 (15.4.44), посвященной 55-летию Гитлера и оценке его исторической роли: «Мы, россияне, не можем не понимать, что в мире существует только одна Германия, как единственная сила, способная победить Красный Кремль, цитадель мирового еврейского интернационала . . . Мы, русские патриоты-антикоммунисты, видим в вожде Германии и нашего вождя, которому мы готовы отдать во имя счастья нашего отечества всю сущность нашего бытия».

 

Наряду с этой прогитлеровской пропагандой в «Парижском. Вестнике» печатается ряд статей против Англии и Америки. Разумеется, это сопровождается резкими выпадами против демократических направлений русской эмиграции. Вот два типичных примера этого рода полемики. И. Сургучев изрыгает слюну бешенства по адресу левой общественности: «Эта банда с Кусковой, как столпом, – определяла ваш успех, ваше значение, вашу пригодность. Эта многоголовая банда умела галдеть. Эта многорукая банда умела аплодировать. Банда делала погоду» и т. д. (№ 21, 1.11.43). Другой баян русских гитлеристов, полк. П. Карташев, незадолго до того прибывший из США, писал о... «поджигателях войны»: «Не дай Бог сказать, что это евреи. Помилуйте, все наши «передовые» – Милюковы, Коноваловы, Вакары, Осоргины, Бунины и др. затравили бы вас общественным презрением, как мракобеса. Но мы не боимся этих кличек и заявляем, что война нужна была только евреям, войну подожгли только евреи и ведут ее только они» (№ 35, 13.2.43).

 

Мы уже приводили примеры постоянно сопутствующих выступлениям русских гитлеристов боевых антисемитских выпадов. Порою даже создается впечатление, что единственная вдохновляющая «Парижский Вестник» идейка – это погромное жидоедство. На этом поприще особенно подвизаются «специалисты» – такие, как бывший пресловутый полицеймейстер Читы и Риги, затем организатор курсов для подготовки полицейских кадров в «освобожденной» России, полк. Феличкин, – эксперты по жидо-масонству и по изысканиям в Талмуде и «тайном еврейском учении» Борис Ивинский, Абданк-Коссовский, Пятницкий и многие другие. Передовая «Парижского вестника» (№ 99, 13.5.44), подводящая итоги четырем годам войны и полная злопыхательства и сознания близкого поражения, – придает анти-еврейскому элементу пропаганды политический характер. «За это время мировое еврейство своими капиталами вооружило Англию и Америку, дав им мощные средства террора против ни в чем не повинных граждан, женщин и детей». За Рузвельтом, Черчилем, Сталиным «стоит хищная, дегенеративная, кровожадная и алчная харя их хозяина и дирижера – мирового еврейства»… «Для людей нашего понимания», – заканчивает передовик – ясно, что «поваленный в Европе еврейский демократизм не должен быть восстановлен, – «ибо демократия в Европе есть торжество хищного еврейства плюс коммунистическое рабство». Еще за полгода до того О. Пузино (№ 23, 14.11.43) возражал на упрек, предъявляемый газете по поводу того, что она все занимается еврейским вопросом. Неужели читатели «не могут усвоить, что главным виновником происходящей драмы является еврей?» – «Сердобольные заступники» приводят разные доводы, но одного они не могут отрицать: «еврейство - – не арийской расы». И это все! Ведь в России всем памятно время «Гоц-Либер-Дана», подготовивших приход к власти «полуеврея Ленина и его синагоги».

 

Любопытно отметить, что с появлением на авансцене власовцев в этом пункте не только ничего не изменилось, но языки развязались еще бойчее. Когда в июне 1943 года в Париже появились официальные представители Власова, они выступили, как откровенные антисемиты. Особенно свирепствовал сопровождавший их и затем объезжавший всю Европу проф. А. В. Гротов (из Ростова), который утверждал, что «иудеи – основа большевизма», что «жиды» управляют Россией, что «русская наука ожидовела» и т. д. В списки «презренных иудеев» этот «профессор» зачисляет Красина, Троянского (Трояновского?), Красикова, Шверника и целый ряд лиц, никогда не бывших большевиками (так в тексте, по смыслу предполагается "не бывших евреями"). Признавая, что Сталин расстрелял по процессам и без них немало евреев-коммунистов, этот горе-профессор делает компетентное добавление: «У Сталина и Ежова не поднялась рука на таких крупных вождей мирового иудаизма, как Карл Радек, Сокольников и Раковский: Сталин просто не посмел казнить тех иудеев, которые занимают высшие ступени в тайных организациях мирового масонства и Сионских мудрецов». При всех этих благоглупостях, которые Гротов вывез из глубин СССР, где, по-видимому, они довольно прочно сохранились, – ему присуще и реалистическое чутье, и в одной из своих статей (№ 57, 17.7.43) он роняет слова, свидетельствующие, что этот власовец знал, что на деле происходит: «Мы накануне исполнения гениального пророчества великого фюрера о том, что война, начатая мировым иудейством, закончится уничтожением иудейства в Европе». Люди из «Парижского Вестника» чувствовали себя вполне солидарными с этим гитлеровским делом и в меру сил подбрасывали хворост в костры новейшей инквизиции.

 

5.

 

Появление на политической авансцене ген. Власова, образование Русского Национального Комитета и Русской Освободительной Армии (РОА) произвело огромное впечатление в кругах «Парижского Вестника». Номера 40 и 41 газеты (от 20 и 27 марта 1943 года) отразили прилив надежд на открытие новых возможностей в борьбе с большевизмом. Все это вполне понятно, потому что политическая позиция ген. Власова и его официальных представителей – в этот во всяком случае период – ничем не отличается от позиции, занятой «Парижским Вестником»: та же ориентация на нацистскую Германию, та же вражда к «ожидовевшей Англии» и к «плутократии Америки», то же отталкивание от идеи демократии и приверженность к авторитарным идеям, – наконец, тот же боевой антисемитизм.

 

В «Парижском Вестнике» имеется множество цитат из речей самого генерала Власова и его официальных представителей. В № 40 (20.3.43) цитируется обращение ген. Власова такого рода: «Задачи, стоящие перед русским народом, могут быть разрешены в союзе и сотрудничестве с германским народом ... Я зову народ к борьбе за завершение национальной революции, на путь сотрудничества и вечной дружбы с великим германским народом». В № 42 (3.4.43) приводится заявление ген. Власова о том, что «нет никаких оснований, чтобы русский народ истекал кровью ради выгод англо-американских капиталистов. Англия – враг номер первый». Из № 50 (29.5.43) мы узнаем, что в Пскове ген. Власов заявил: «Русский народ сумеет создать свободную Россию без большевиков и капиталистов», и что в Берлине 27 мая ген. Власов сделал следующее заявление программного характера: «Будущая Россия будет иметь авторитарное правительство. Парламентаризм и всякого рода демократии, подобные тем, которые существуют в Советском Союзе, суть обман для народа и мы не хотим его возобновлять». В № 51 (5.6.43) передана речь ген. Власова в Риге, в которой генерал заявил: «В новой России все народы смогут жить согласно своим чаяниям. Но евреям там не будет места. Евреи были главными носителями интернационального большевизма, а потому освобождение России от Сталина и большевизма влечет за собой очищение ее и от евреев». В № 54 (26.6.43) приведено заявление ген.-лейт. Малышкина, заместителя Власова, который говорил на конференции командиров и бойцов РОА: «В новой России будет полностью осуществлена национальная свобода каждого народа, входящего в наше государство, – исключение составляет только один еврейский народ, который не имеет никакого права на такую свободу». В июне и июле состоялись в Брюсселе и затем в Париже большие собрания в честь представителей ген. Власова:,Малышкина, полк. Боярского, кап. Белова, поручика Давиденкова и упомянутого выше «профессора» Гротова. Они не только выступали в полном контакте с Жеребковым и Ю. Л. Войцеховским (это «фюрер» для русской эмиграции в Брюсселе), но в некоторых пунктах, особенно в жидоедстве, старались перещеголять старых, матерых эмигрантов, издавна опытных по этой части.

 

Правда, в главной речи в Париже ген. Малышкина прозвучали несколько иные ноты, которые, может быть, и были неприятны для старых монархистов и реставраторов. Малышкин определенно выступил против мечтаний о «реставрации царской, дворянской, помещичьей России». По его мнению, царский режим «оказался несостоятельным, он себя скомпрометировал и возврата к нему быть не может». Более того, он склонен принять и... революцию 1917 года, хотя в этой части позиция остается довольно двусмысленной. Ибо, если быть противником демократических идей, то как сочетать это с приятием февральской революции? (№ 59, 31.7.43). Полк. Боярский в статье в «Парижском Вестнике» тоже говоря о «великой народной революции в 1917 году», тотчас же покрывает свою мысль отборной словесностью об «испоганивших» ее евреях.

 

Повторяю, может быть, все эти выпады против реставраторов и за «Февраль» раздражали кое-кого из старых эмигрантов (об этом есть показания в газете). Во всяком случае, на Жеребкова, Пятницкого и других руководителей «Парижского Вестника» они никакого впечатления не произвели. Раз Гитлер допустил и одобрил власовское движение, – это уже было определенной директивой для «Парижского Вестника», и газета пустилась во всю, распинаясь за Власова и солидаризируясь с ним полностью. «Эмиграция должна разделить все основные положения, которые приняты Русской Освободительной Армией, – пишет передовик «Парижского Вестника» № 51 (5.6.43), – 1) беспощадная борьба с коммунизмом, 2) борьба с демократизмом, марксизмом, парламентаризмом и пр., 3) борьба с еврейством, 4) борьба с капитализмом, как непременное условие будущего справедливого социального порядка». Отражая споры, видимо происходившие в близкой к нему среде, Ю. Жеребков ведет кампанию в пользу Власова и пишет в № 55 (3.7.43): «Бывший командующий советской армией, ген. Власов, больше подходит для возглавления нового народного движения, чем какой либо эмигрантский политический деятель, имени которого никто больше в России не знает... Мы готовы всячески поддержать ген. Власова». С течением времени сближение «Парижского Вестника» с движением Власова, более "того, приспособление газеты к потребностям этого движения, – становилось все более заметным, вызывая среди реставраторов старой марки определенное недовольство «Парижским Вестником». Эта размолвка между монархистами старой марки и русскими гитлеристами получила свое отражение в передовой «Парижского Вестника» № 92 (25.3.44). Гитлеристы Жеребков, Пятницкий и другие, видимо, освободились от многих дворянских, кастовых, монархических предрассудков и усвоили плебейский подход ко многим проблемам, характерный для нацистов. И в указанной передовице они охотно принимают брошенное им обвинение в том, что «Парижский Вестник» стал – «подголосоком РОА», «бесплатным приложением к «Добровольцу», «немецким прихвостнем» и т. д. Но, по их убеждению, для осуществления стоящих на очереди задач нет иных путей, кроме ориентации на Райх и на РОА. Во имя ориентации на власовское движение они согласны идти и на существенные уступки.

 

6.

 

Эти уступки получили свое выражение в «Парижском Вестнике», начиная с номеров 76-78 (ноябрь 1943 года). В № 76 сообщается, что число читателей газеты, знающих только новую русскую орфографию, увеличивается, и поэтому «Парижский Вестник» решил на нее перейти. Не следует недооценивать этот «революционный шаг»: это почти признак «политической эволюции», – если под ней понимать ориентацию на новую эмиграцию. С № 78 (11.12.43), с которого, между прочим, исчезает под газетой подпись «ответственного редактора» Богдановича (может быть, он с «реформой» был не согласен?), – и вступила в силу новая орфография, сопровождаемая обоснованием, направленным против старых эмигрантов-реставраторов: «Чтобы никто не мог сказать про эмиграцию: Они даже не способны отказаться от 'ять' и 'твердого знака', как же откажутся бывшие помещики от своих поместий и сословных привилегий?» Словом, эволюция произошла.

 

Кто читал предшествовавшие ей 12-15 номеров газеты, мог заметить ее признаки и в другом: именно к этому времени в строй актив­ных сотрудников «Парижского Вестника» вступают рядовые власовцы, – не официальные представители движения, но безымянные офицеры РОА, прибывшие из оккупированных областей России в Европу или военнопленные, и в том и в другом случае – бывшие советские люди. Их сотрудничество в газете не кладет на нее еще заметного отпечатка. Главное место продолжает занимать старая гвардия махровых гитлеровцев русского корня. При этом перепечатки из «Фелькишер Беобахтер» и «Же сюи парту» продолжаются, как и прежде. Да и эти рядовые власовцы, голос которых звучит со страниц газеты, говорят и пишут в унисон с общим направлением газеты. Так, в том же № 78 Пятницкий передает свою беседу с видным офицером армии Власова, который и за союз с Гитлером, и за истину нацизма, и против Временного Правительства, и против «власти еврейского кагала», то есть преподносит весь обычный ассортимент гитлеровской пропаганды. В том же духе выдержано выступление пяти офицеров РОА в № 84 (28.1.44): «Уничтожить англо-американскую плутократию, сокрушить устои иудо-большевизма – наша задача». (Кстати, термин «иудо-большевизм», как выражение тождества большевизма и еврейства, пошел гулять с легкой руки самого генерала Власова. См. № 76 – письмо Власова с приложением портрета).

 

И тем не менее, – объективность требует это подчеркнуть: порою рядовые советские люди, власовцы, активные участники РОА, вносили другие ноты, не только расходящиеся с официальным направлением газеты, но и с высказываниями официального руководства власовского движения. По многим соображениям следует остановиться на этих выступлениях, ибо они-то больше всего и протягивают ниточку к политическим настроениям послевоенной новой эмиграции. Что характерно в них это – элемент раздумья, это – стремление к объективности, стремление самостоятельно мыслить, не по шаблону. Даже в большевизме эти люди хотят разобраться не по указке.

 

Вас. Арбенин (№№ 91-92, 18 и 25.3.44) в любопытной статье: «По эту сторону фронта» говорит о настроениях определенной группы людей, наиболее последовательно выступающих против большевизма: «Эта группа подсоветских, – пишет он – хорошо зная большевизм, расценивает его объективно и поэтому огульно не оплевывает все советское... Действительно идейный противник большевизма не будет строить свою борьбу только на ругательных фразах. Подобный подход к делу может вызвать только противоположное действие». Заслуживает внимания и такая ироническая фраза, попадающая не в бровь, а в глаз его соседей по газете: «Если человек не бьет себя в грудь и не говорит через два слова на третье, что жидовско-сталинская многоголовая гидра является его смертельным врагом, то он уже вызывает сомнения».

 

Другой автор Росс (№№ 93-94, 1 и 8.4.44), хотя и делает все необходимые оговорки о доблести и неисчерпаемых силах нацистской Германии, тем не менее находит слова, чтобы объяснить читателю... победы Красной Армии: «Не потому сейчас воюет русский народ, что он поддерживает и любит советскую власть, а потому, что пробуждены национальные силы русского народа, жива вера в устройство жизни своими руками». Владимир Иванов в статье, посвященной «особенностям освободительного движения» (№ 103, 10.6.44), формулирует ряд программных требований власовцев и призывает изучать большевизм: не сенсации, не легенды, не разоблачения, – нужны исследовательская работа, исторический анализ и т. д. В № 104 (17.6.44) Т. А. Марин (РОА) в обширной статье пишет о земельном вопросе в России. Вас. Осокин, печатающий в ряде номеров (107 и др.) свои «Записки военнопленного» даже задумывается над правдой... антисемитизма: «Разве все, что творится в нашей стране от жидов? – вопрошает он. – Разве это только они являются главными виновниками октябрьской революции? Уж не много ли чести?»...

 

Нужно иметь в виду, что все эти голоса в «Парижском Вестнике» стали раздаваться в летние месяцы 1944 года. Надвигалась осень, которая принесла с собой ряд сногсшибательных событий: приближалось крушение Третьего Райха. Для «Парижского Вестника» наступали страшные дни действительного освобождения Франции союзными войсками. В № 103 (10.6.44) «Парижский Вестник» писал. что «узнав о крупных военных событиях во Франции, Жеребков немедленно вернулся (из Берлина) к месту службы». Передовая № 109 (22.7.44) с трепетом и ужасом писала: «Если исходить из предположения, что можно допустить гибель Германии в этой войне... то у всякого разумного и лояльного человека волосы должны встать дыбом на голове». Не прошло и трех недель, как вышел последний номер «Парижского Вестника» (12.8.44). На этом закончилось его «мирное житие». Жеребков бежал, разбежались, вероятно, и другие сотрудники газеты. Последняя страница истории прогитлеровского органа на русском языке в Париже была оборвана.

 

Григорий Аронсон.

"Новый журнал". 1948 г. № 18, Стр. 330-341.

 

распознал и вычитал Г. Квантришвили

 

Comments

 
[User Picture Icon]
From:magesor
Date:Март, 23, 2009 17:17 (UTC)

В мемориз!

(Link)
Крайне любопытный материал, спасибо.
[User Picture Icon]
From:bananahut
Date:Март, 26, 2009 17:14 (UTC)
(Link)
невралчический центр цивилизации...
париж.
прелестно
[User Picture Icon]
From:oleff
Date:Февраль, 14, 2014 17:07 (UTC)
(Link)
Довольно мерзкое чувство возникает, когда читаешь "Парижский вестник" периода немецкой оккупации. Сплошное вранье вперемежку с восторгами по адресу "дорогого Адольфа Алоизовича". Тьфу!
From:(Anonymous)
Date:Февраль, 15, 2016 02:16 (UTC)
(Link)
Упоминающиеся в тексте люди Н. Анин и поручик Давиденков - одно лицо.
Анин - псевдоним.
[User Picture Icon]
From:q_iber
Date:Февраль, 15, 2016 15:02 (UTC)
(Link)
На момент распознавания статьи я этого ещё не знал и не читал тогда ни его стихов, ни материалов его дела, ни воспоминаний Чуковской о нём.
Сейчас даже и сканы "Парижского вестника" есть в сети...
[User Picture Icon]
From:maxsim_i
Date:Август, 6, 2017 12:41 (UTC)

о Сургучеве

(Link)
Все сотрудники газеты разбежались, но, наверное, никому и в голову не могла прийти шальная мысль, что спустя 70 лет предателя И. Сургучева в России ждет неувядаемая слава героя и, что найдутся люди в г. Ставрополе, которые смогут пропиарить и увековечить его имя и даже назвать одну из средних школ(!) в его честь. В связи с чем, не могли бы Вы опубликовать на сайте экземпляры газет, где засветился этот "герой"?

Edited at 2017-08-06 19:23 (UTC)

П+О+Л+Н+Ы+Й П+И+З+Д+Е+Ц ! ! !

Где я? Кто я?