?

Log in

П+О+Л+Н+Ы+Й П+И+З+Д+Е+Ц ! ! !

Где я? Кто я?


Май, 18, 2016

Первый неподцензурный поэт Самары-Куйбышева @ 23:16


"Пётр Александров принципиально отказывался от попыток закрепить за собой статус поэта официально. Он не рассылал стихи в редакции и издательства, не делал попыток стать членом Союза Писателей, он писал стихи, забыв о цензуре, не предугадывая реакции читателей, не думая о возможности или невозможности публикации. Нищета и отверженность стали спутницами его жизни".

После обнародования статьи о Петре Степановиче Александрове в "Графите" (см. в блоге) и его стихов там же и в "ЛитСреде" в "александроведении" случился прорыв:

а) отыскался комплект документов (из наиболее ценных архивных обретений -- автобиография 1961-го года, написанная рукой поэта, адрес проживания на 61-й год, фотография того же периода и т.п.),
высокопарно выражаясь, теперь непроницаемый туман забвения уже не окутывает жизнь поэта минимум до его 33-летия;

б) одна из сетевых публикаций его стихов была развиртуализована, инициатору этой публикации милейшей Бэлле Давыдовне Крайн мы обязаны обретением -- помимо уже опубликованного и обретённого -- тетради с 57-ю стихотворениями Петра Степановича, из них 55 не были ранее известны, мало того, большая часть датируется семидесятыми годами, ранее стихи этого периода можно было пересчитать по пальцам.

По просьбе Бэллы Давыдовны стихи из тетради будут постепенно и, полагаю, неторопливо выложены на инициированной ей странице.

http://www.stihi.ru/avtor/aleksandrov3

 

Декабрь, 10, 2015

Неистребимый свет. @ 00:38


Петр Степанович Александров,
черновик биографии поэта

ч.6-я
(окончание черновика биографии, послесловие, благодарности…)


Публикаций поэта не выявлено. Судя по всему, публиковаться ему вряд ли приходило в голову. Хотя не исключаю, что в вузовской многотиражке «Молодой Учитель» можно найти следы поэта-студента*.

Времена, на которые наклеены ярлычки «перестройка» и «демократия», для Петра Степановича ничего принципиально не изменили. Разве что выживать в мире рвущихся за облака цен стало трудновато. Количество стариков, оплативших жизнями социальный эксперимент, затеянный властями, учёту не поддаётся. Да их никто и не считал**.

Петр Степанович выбирался к знакомым со своего «Киркомбината» всё реже и реже. А однажды и вовсе появляться перестал.

           Смерть следит, а смертный следует
           Жизнью жизнь из сердца выдует
           У людей дурак заведует,
           А глупец ему завидует.

           Успокойся же, ослабленный,
           Всеми добрыми озлобленный,
           Всеми честными ограбленный,
           Всеми близкими угробленный.

           Все дороги, все явления
           В стройной смуте мироздания –
           Бессердечное прощение,
           Неразлучное прощание.


Читать дальше...Свернуть )
 

Декабрь, 9, 2015

Неистребимый свет. @ 02:17


Петр Степанович Александров,
черновик биографии поэта

ч.5-я

(необязательная к прочтению, ибо в ней автор делится наблюдениями над поэтикой героя, зато впервые появляются картинки)

Многие стихи Александрова суть самоутешительные заклинания, рифмованные сеансы аутотренинга. Мир прекрасен, я не теряю самообладания, всё пройдёт, действительность лишь иллюзия, нет ни смерти, ни бессмертия, всё относительно – ум перетасовывает способы урезонить языки пламени, рвущиеся из преисподней. Аутсайдер в поисках чуда, именно в собственном аутсайдерстве он находит себе поддержку: не случись этого добровольно-принудительного лузерства — и чудеса, глядишь, обошли бы стороной.

           Только странным, лишь сторонним,
           Виден мир со всех сторон,
           Лишь чудак, что чужд погони,
           От чудес не отчуждён.

Читать дальше...Свернуть )
 

Декабрь, 3, 2015

Неистребимый свет. @ 02:03


Петр Степанович Александров,
черновик биографии поэта

ч.4-я

(в которой пересказ биографии продолжается)

Татьяна Зоря: «Пётр Степанович Александров… я встретила его то ли в конце 70-х, то ли в начале 80-х у Толика Ширманова, племянника известного краеведа. Толика уже нет в живых. Узнав, что Пётр Степанович привёз новые стихи, Толик бросился переписывать, у него, у Толика, даже руки задрожали. (Внутренний голос биографа бубнит: если сохранились бумаги племянника краеведа, то в них могут оказаться стихи П.А., причём позднего периода, пока нам неизвестного). Толик жил рядом с магазином «Сюрприз*» у площади Куйбышева, а Пётр Степанович приехал на электричке, он жил где-то рядом с платформой «Киркомбинат». Толик поставил ему дешёвого вина. Руки Петра Степановича подрагивали, но он не выглядел опустившимся. В его облике было благородство. И тонкая ирония. Я не помню, о чём он говорил и ощущение благородства было, пожалуй, связано не с тем, что он говорил – благородство воспринималось частью его натуры. Он был похож на белого офицера. Такого, как их показывали в кино: пережившим глубочайшую трагедию человеком чести. Выжившим и дожившим каким-то чудом».

           Я – лишь часть в великом целом.
           Ненадолго счастье с частью!
           Мне и то большое счастье,
           Что пока остался целым.

Читать дальше...Свернуть )
 

Декабрь, 2, 2015

Неистребимый свет. @ 00:33


Петр Степанович Александров,
черновик биографии поэта

ч.3-я

(с которой наконец-то начинается черновик биграфии)

Пётр Степанович Александров родился 25 сентября 1927 года*. Если это случилось в Самаре, – что наиболее вероятно, но пока не доказано, – то за год до рождения население его родного города составило около 176 тысяч человек. Ему было семь лет, когда город сменил имя и не успело исполниться сорока, когда в теперь уже Куйбышеве родился миллионный житель. Он дожил до времён, когда мегаполису присвоили имя городка, когда-то располагавшегося на его ныне разрушающейся окраине**.

Одногодки поэта гибли на фронтах Великой войны, его же совершеннолетие наступило уже после её окончания. Фактически, он угодил в первое поколение, не призванное на фронт. Что отнюдь не гарантировало последующего благополучия, – за месяц до Александрова родился поэт с судьбой, трагичность которой исключительна даже для не балующей российских поэтов фортуны, Валентин Соколов-З/К. В следующем году родились Юрий Айхенвальд, Валентин Берестов, Владимир Корнилов, Инна Лиснянская, Виктор Некипелов, Олег Прокофьев и Софья Прокофьева, Генрих Сапгир, Владимир Соколов, Александр Цыбулевский – наверное, кроме даты рождения, трудно найти в их биографиях что-то общее. В поэтике, пожалуй, тоже.

Читать дальше...Свернуть )
 

Ноябрь, 30, 2015

Неистребимый свет. @ 22:40


Петр Степанович Александров,
черновик биографии поэта

ч.2-я

(необязательная к прочтению, поскольку ничего не сообщает о герое)


Неофициальная поэзия если не появилась, то проявилась в 50-е годы ХХ века. А что, возможна поэзия официальная? Не просто возможна, в те времена вся поэзия в стране, в которой жил наш герой, обязана была соответствовать официозу. Частных типографий не существовало вовсе, всё, печатавшееся в типографиях, было официальным. В неофициальной поэзии, встававшей на ноги без дамоклова меча цензуры, стало возможным отойти от идеологических и формальных стандартов соцреализма. Такие стандарты были обязательными для печатания в официальной прессе*. Отход от них влёк за собой тщательно разработанный и отработанный комплекс карательных мер.

          Скользит образчик шпика безупречного,
          Помойным взглядом встречных теребя,
          И вызывает в людях трепет вечного
          Святого беспокойства за себя.

Из других способов тиражирования текста на долю поэзии неофициальной остались, если не считать чтения вслух, либо переписывание от руки, либо перепечатывание на пишущей машинке (с появлением копировальной бумаги выходило несколько копий за раз). Когда развитие техники привело к тому, что государство уже не могло тотально контролировать тиражирование текстов, была объявлена Перестройка – период адаптации к новым условиям.

Выросшим уже в этих новых условиях надо объяснять вещи, ранее казавшиеся элементарными. Приходится занудствовать. Ведь стихи, о которых пойдёт речь, написаны в другие времена. В них надо заныривать, иначе многое пройдёт мимо глаз – зеркальная поверхность времени отражает сегодняшние небеса, отгораживая нас от вчерашней глубины.
Читать дальше...Свернуть )
 

Ноябрь, 29, 2015

Неистребимый свет. @ 13:21


Петр Степанович Александров,
черновик биографии поэта

ч.1-я

(опубликовано в журнале «ГРАФИТ» (Тольятти) №9 за 2015 год)

          Храню и в бедах, и в беспутстве я,
          Когда в душе моей разруха,
          Животворящее присутствие
          Неугасающего духа.
                Когда и жить уже не хочется,
                Как трудно, посреди обиды,
                В густом тумане одиночества
                Себя не потерять из вида!

«Это стихи моего учителя», – гость протянул мне тонкую стопку машинописных листов. Происходило это почти четверть века назад, в квартале от моего нынешнего жилья, в километре от тогдашнего. Я работал, вернее, подрабатывал, ночным сторожем. Гости заглядывали, когда уходило начальство.

Стопка вряд ли была прочтена внимательно, но даты под стихами удивили – мне пока не доводилось читать стихов, написанных в Самаре, вернее, ещё в Куйбышеве, в шестидесятые годы.

          Когда кручина безнадёжная
          И нет подмоги ниоткуда,
          То нужно делать невозможное,
          Творить спасительное чудо.

Читать дальше...Свернуть )
 

Ноябрь, 5, 2013

(без темы) @ 12:12


Содержание очередного альманаха "Графит" выложено на портале Мегалит. Есть там и мой скромный вклад. Выкладываю его и здесь, с некоторыми исправлениями. Ради удобства разбил его на две части. В первой - реконструкция русского перевода трёх элегий Овидия. Переводчик Кирияк Кондратович. Переведено четверть тысячелетия назад. Мой любимый перевод овидиевых элегий, рекомендую горячо и настоятельно.

Во второй части - моё эссе о Кирияке Кондратовиче и некоторых обстоятельствах его биографии, связанных с волго-уральским регионом, - Самарой, в частности, - и, как мне кажется, с содержанием переведённых элегий.

Часть вторая

Вместо послесловия:

Я читаю много стихов, эти особенные. Вообще-то это не совсем стихи. Это перевод стихов прозой. Элегии Овидия, переведённые на русский четверть тысячелетия назад. Автор перевода – Кирияк Кондратович.

В 1986-м году праздновали 400-летие города, в котором я родился и живу. Загодя была издана любопытная книга «Самара-Куйбышев : хроника событий : 1586-1986 гг.» - Куйбышев : Кн. изд-во, 1985. - 364 с. На 28-й странице упомянуты два события, относящихся к нашей теме. 30 ноября 1738 года Татищев высылает из Самары в Академию наук перевод книги «Грамматика», а 28 декабря того же года – перевод «Синтаксиса». Переводчик в обоих случаях тот же, что и у овидиевских элегий.

Читать дальше...Свернуть )
 

(без темы) @ 12:02


Содержание очередного альманаха "Графит" выложено на портале Мегалит. Есть там и мой скромный вклад. Выкладываю его и здесь, с некоторыми исправлениями. Ради удобства разбил его на две части. В первой - реконструкция русского перевода трёх элегий Овидия. Переводчик Кирияк Кондратович. Переведено четверть тысячелетия назад. Мой любимый перевод овидиевых элегий, рекомендую горячо и настоятельно.

Во второй части - моё эссе о Кирияке Кондратовиче и некоторых обстоятельствах его биографии, связанных с волго-уральским регионом, - Самарой, в частности, - и, как мне кажется, с содержанием переведённых элегий.

Часть первая


Вместо предисловия

Представляя читателю поэта, публикатор обычно начинает с вех в биографии. Здесь немного другой случай. Тексты, которые я прошу прочесть в первую очередь, ждали читателя четверть тысячелетия. Они устали ждать. А если вам всё же нужен образ автора, то автор вот он: обмакивает птичье перо в чернильницу, медленно пишет. Сразу набело, он человек небогатый, права на порчу бумаги нет. Строки выходят готовыми сразу из головы.

ПУБЛИЯ ОВИДИЯ НАЗОНА
ЭЛЕГИИ

Читать дальше...Свернуть )
 

Ноябрь, 26, 2012

прощание с поэтом Михаилом Анищенко. @ 11:33


во вторник в Самаре, в Доме Журналистов и Литераторов на ул. Самарская, д.179.
в 11 часов.

В новостных сообщениях врут, что Михаил Всеволодович был "самарским поэтом". Нет, Анищенко жил не в Самаре, а в Шелехмети. Мордовском селе на Самарской луке. Так и надо было сообщать: "Умер шелехметский поэт".

Или имелось в виду место рождения? Представляю некрологи: Есенина "Умер константиновский поэт", Тютчева -- "...овстуговский поэт", Баратынского - "...маровский поэт"...

Впрочем, что сейчас об этом... Наступит время и мы, как пел Галич "поимённо вспомним всех / кто поднял руку".

Летят минуты – боль сквозная.
А дело божье таково:
Мы лепим прошлое, не зная –
Зачем оно и для кого.
 
…Там всё острее пахнет мята,
Там мир прекрасен без прикрас.
Там всё, что дорого и свято,
Уже обходится без нас.
 
Но от досады умирая,
Как ненавистный сердцу плен,
Я разрушаю стены рая
До основанья. А затем…
 
Леплю огонь и дым пожара,
Живьём сгоревшего коня;
И маму в центре Краснодара,
Уже проклявшую меня.
 
Леплю избу, горшки на тыне,
Тропинку, речку, коноплю…
Потом леплю тоску о сыне
И боль отцовскую леплю.
 
О, эта боль! Она – как море!
Как белый парус на волне…
И пьяный доктор в коридоре
И две решётки на окне.
 
Леплю, леплю. Сегодня, завтра.
Леплю бессилие и страх,
И в лабиринте минотавра
Тесея с ниткою в руках.
 
Не предъявляя иск к оплате,
Почти раздавленный, больной,
Леплю, леплю… Один в палате,
Когда-то вылепленной мной.



это больно и страшноСвернуть )

 

П+О+Л+Н+Ы+Й П+И+З+Д+Е+Ц ! ! !

Где я? Кто я?